«Как минимум 300 дней в году я провожу в музыке»
Художественный руководитель Национального оркестра Калмыкии
Савр Катаев - о профессии дирижера, искусстве в условиях пандемии и молодых талантах.
Имя Савра Катаева знакомо даже тем, кто далек от музыки и не слишком интересуется народным творчеством. Катаев - идейный вдохновитель и организатор таких проектов, как «Музыкальное подношение Трём Драгоценностям», «Дирижируй нами» и «Молодёжный оркестр Калмыкии». «ТОДО медиа» поговорили с ним об увлечениях вне музыки, кадровом голоде в культурной сфере Калмыкии, сохранении национальной идентичности и роботах-дирижерах.
Заслуженный деятель искусств Калмыкии, дирижёр, общественный деятель Савр Катаев родился 20 июня 1984 года в Лагани.

Окончил музыкальную школу по классу калмыцкой домбры и баяна, отделение народных инструментов Элистинского училища искусств имени П.О. Чонкушова, факультет народных инструментов и факультет оркестрового дирижирования Российской академии музыки имени Гнесиных.

С 2007 года - дирижёр в Национальном оркестре Калмыкии.
Как вы пришли в профессию дирижера?
— В профессию дирижера я пришел случайно, изначально у меня не было такой цели. В студенчестве (в Российской академии музыки имени Гнесиных - «ТОДО медиа») у нас было два направления - исполнительское и дирижерское. Я был исполнителем, играл на баяне. В начале мы проходили дирижирование как что-то дополнительное, а уже после третьего курса у нас был выбор - продолжать идти по этому направлению или нет.

Я хотел отказаться от этого направления, потому что я работал в сфере IT-технологий, когда учился в Москве, и мне было не особо до музыки и дирижирования – нужны были средства, я зарабатывал деньги. В итоге декан факультета оркестрового дирижирования - на тот момент Сергей Михайлович Колобков (ректор ГМПИ им.Гнесиных с 1979 по 1999) - убедил меня в том, что я должен продолжить обучение, именно по этому направлению. Потом я начал работать, после чего мне поступило приглашение в 2007 году от министерства культуры стать дирижером Национального оркестра Калмыкии.
Фото: архив Савра Катаева
Что вам нравится в работе?
— Самое главное в профессии дирижёра - увлечь людей, зажечь определенную идею. Просто махать палочкой, указывая на ошибки, - это несложно. Сложнее - повести людей за собой, я считаю это плюсом профессии.

Я работаю с несколькими оркестрами, профессиональными и непрофессиональными, для каждого есть своя цель и те идеи, которые я для них предлагаю, стараюсь воплотить в жизнь.
То есть вы считаете, что дирижер - это лидер коллектива?
— Идейный вдохновитель, прежде всего в художественном творчестве. Дирижер не должен быть черствым, он должен быть полон идей, которые были бы "упакованы" красиво и не было раздрая в голове.
Необходимо быть убедительным, харизматичным и вдохновлять людей - это главные критерии дирижера 21 века.
Если рассматривать другую сторону медали, с какими трудностями вы сталкиваетесь в работе и как с ними справляетесь?
— Трудности возникают, когда ты пытаешься вдохновить человека, а ему это неинтересно. Хочется, чтобы, когда приходишь на работу, все были с тобой на одной волне, но у людей другие мысли в голове, в основном они связаны с бытовыми проблемами. Если у человека нет настроения музицировать, тяжело от него что-то требовать, приходится заинтересовывать различными методами. Лично у меня глобальных сложностей в работе не возникало, так как я всегда нахожу компромиссы с людьми.
Профессионализм и умение держать лицо помогают в таких ситуациях?
— Чтобы не было проблем, просто нужно вести себя достойно, оставаться человеком в любой ситуации, и всё.
Если говорить о коллективах, то с какими вам удалось поработать и какие особенности вы можете выделить?
— Со всеми, с кем я успел поработать, а это были коллективы Москвы, Санкт-Петербурга, Симферополя, Белгорода, Ростова-на-Дону, Краснодара, Волгограда, мне было очень приятно стоять за пультом этих именитых коллективов.

Необходима ответственность, так как ты должен защитить честь вуза - это Академия имени Гнесиных, - республики Калмыкия, звание Заслуженного деятеля искусств. Также я считаю, что на одном коллективе дирижеру нельзя останавливаться, нужно работать с разными, чтобы приобрести опыт. Этот опыт помогает не только в профессиональном плане, но и в жизненном: в работе с людьми, общении, когда даешь интервью и так далее.
Сейчас многие задачи, прежде выполнявшиеся человеком, постепенно переходят в руки «машин». Как вы думаете, какие перспективы представляются для дирижёра будущего?
— Сейчас уже есть роботы-дирижеры, разработанные японцами, но они безэмоциональны.
Музыканты сыграют и под робота, потому что профессиональные оркестры могут сыграть и без дирижера,
но дирижер-человек - это вдохновение для оркестра.
Особенно если это кто-то великий, как Зубин Мета (индийский дирижер - Т.М.) или Клаудио Аббадо (итальянский дирижер - Т.М.). По поводу цифровизации искусства - уже не нужно вручную писать ноты и аранжировки, это помогает, но без человека все равно не обойтись.

Опять же, войти в ситуацию человека робот не способен. Если у музыканта произошла трагедия, то он не сможет сыграть в «полную» силу праздничную увертюру. Дирижер-человек это увидит и поймет, а робот же будет спрашивать по полной. Душевно-эмоциональные потоки от человека к человеку важны.
Есть ли у вас кумиры в мире музыки и насколько сильно они повлияли на ваше творчество?
— Я лоялен ко всем музыкантам, у меня нет кумиров - есть люди, которые меня вдохновляют. Я уважаю Мэрилина Мэнсона за его эпатаж, Фредди Меркьюри как профессионала, добившегося многого. Очень много примеров можно приводить, и от каждого можно взять необходимое для себя.

Также в моей жизни были учителя, с которых я брал пример, которые направляли меня в течении моей жизни - это мои педагоги в колледже искусств имени Чонкушова, Людмила Крапивина, Шишкин Юрий Васильевич (профессор Ростовской консерватории) и Сидоров Юрий Александрович (профессор Академии Гнесиных).
Хорошо, а у вас есть мечта?
— У меня есть мечта, но я никогда о ней не говорю потому что мечта - это что-то несбыточное. Например: продирижировать Лондонским филармоническим оркестром. Это большая несбыточная мечта, для большинства дирижеров.
Если бы вы не стали музыкантом, какую профессию выбрали бы?
— Я пытался заниматься делами, не связанными с музыкой, но всегда возвращался к ней, так как она меня притягивала. У меня могла бы развернуться карьера в IT, занимался я оконным и садовым бизнесом, который был денежным в своё время. Это был ценный опыт для меня. За пять лет учебы в Москве я искал себя и пришел к тому, что хочу стать дирижером, а не великим исполнителем. Сегодня я уже не так часто дирижирую и больше занят организационной работой.
У меня есть задача поднимать молодежь и искать молодые таланты, потому что у нас идет большая потеря кадров культуры. Нужно максимально приложить усилия, чтобы заполнить эту нишу.
Какой из ваших многочисленных проектов кажется вам самым значительным?
— Конечно, это проект на Хуруле. Расскажу небольшую предысторию: мы встретились с Шаджин-ламой Калмыкии Тэло Тулку Ринпоче, чтобы получить разрешение на исполнение Мистерии Цам в художественном варианте на фестивале в Ростове, попутно обсудили состояние культуры в Калмыкии, и так родился этот проект. Это некий музыкальный фестиваль, который по масштабу объединяющей силы равен Джангариаде, его все ждут.
Музыкальное подношение Трём Драгоценностям - ежегодное мероприятие с участием сводного оркестра и хористов.

Концерт проходит на площади перед Центральным хурулом в дни празднования священного месяца Ур Сар. Является подношением Трем Драгоценностям – Будде, Дхарме (его учению) и Сангхе (монашеской общине). Одна из целей проекта - популяризация игры на калмыцких народных музыкальных инструментах.

2015 - «300 домбристов Калмыкии»

2016 - «500 музыкантов Калмыкии»

2018 - «700 музыкантов Калмыкии»+ «300 хористов Калмыкии»

2019 - «700 музыкантов Калмыкии»

ФОТО: архив Амуланги Антоновой
Как вы думаете, это серьезно повлияло на нашу культурную жизнь и желание людей заниматься музыкой?
— Я считаю, что да. Мы подняли престиж самого домбриста, увеличилось их количество.
Если в Казахстане домбрист - это один из самых уважаемых людей, у нас, я считаю, такого не было еще 10 лет назад, говорили: «Ну играешь ты на своей палка-две струны»
Сейчас, возможно, не все прозрели в этом плане, но мировоззрение людей мы поменяли, особенно на волне поднятия калмыцких традиций и языка.
ФОТО: архив Амуланги Антоновой
Какие проекты у вас планируются в будущем?
— Хотелось бы, чтобы в Калмыкию приезжало много музыкантов. Мы варимся в собственном соку, это мне не очень нравится. Сейчас есть много грантов и проектов, и в их рамках коллективы могли бы обмениваться опытом.

Нужен музыкальный взаимообмен, чтобы мы общались друг с другом и делали совместные проекты. Прежде всего с нашими "братьями", с кем мы имеем много общего в культуре и традициях. Также надо пользоваться тем, что мы находимся в европейской части России, знакомиться с другими европейскими культурами и показывать свою. Хочу сказать, что то, что мы развиваем здесь, необходимо "выплеснуть" за пределы, представить Калмыкию и ее искусство, без этого никак.
Проблема сохранения национальной идентичности сейчас очень актуальна для калмыцкого народа. Как на ваш взгляд, можно исправить ситуацию - и можно ли?
— Когда мы делаем какие-то проекты, я всегда стараюсь прибегнуть к помощи наших ветеранов, которые знают о наших исконных традициях, о том, как это было в старину. Мир меняется, появляются новые традиции. Я уверен, что 200 лет назад было такое, что сейчас уже и не вспомнишь, но и тогда придумывали что-то, чего не существовало до того момента. Нужно сохранять традиции, нести их в массы, но нельзя избегать их модернизации.
Да, мы не должны отвергать все новое, ведь это постепенно становится частью нашей культуры
— Есть специалисты и знатоки, которые резко критикуют молодежь за их «неправильные действия». В этом случае и ответная реакция такая же получается. Было бы хорошо устраивать встречи с молодым поколением и обсуждать проблемы, подсказывать что-то, а не критиковать на просторах Интернета, где часто случаются споры, в итоге которых все остаются при своем мнении.
Возвращаясь к более насущным проблемам, расскажите, какие аспекты вашей жизни пандемия изменила до неузнаваемости?
— Лично для меня она ничего не изменила. У меня в голове творчество как было, так и осталось. Просто немножко пришлось приспособиться под новые реалии. Концерты проходят без зрителей, а значит нужно делать клипы, онлайн-концерты, но я не считаю это каким-то открытием для себя. Уверен, что и через год или двадцать лет придется подстраиваться под изменения, но пока есть силы - нужно что-то делать.

Конечно, с человеческой точки зрения пандемия заставила мыслить о том, что нужно беречь себя и родных, особенно старшее поколение. Хотелось бы, чтобы все были здоровы. Искусство - это хорошо, но человеческая жизнь важнее. Человек может приспособиться ко многому, если захочет жить. Я считаю, что нам следует адаптироваться к новым условиям и продолжать жить и творить.
Фото: архив Амуланги Антоновой
Чем вы любите заниматься в свободное время?
— Семейные дела, конечно, никто не отменял - у меня семья, двое детей, я только построил дом, домашних дел много. Честно говоря, в свое свободное время я в основном занят музыкой или же смотрю футбол по телевизору. Даже в отпуске я не могу не написать аранжировку или же посмотреть свои старые работы, может быть они вдохновят на что-то новое.
Как минимум 300 дней году я провожу в музыке, творчестве.
А что в повседневной жизни вам нравится делать, что приносит удовольствие?
— Мне приносит удовольствие игра с сыном первые полчаса, потом я начинаю уставать от него (смеется - Т.М.). Я редко играю на инструментах музыкальных, в том числе на баяне, которому я отдал много лет. Я просто кайфую, когда сажусь и начинаю что-то играть на баяне, это для меня отдых.

Я люблю ехать куда-нибудь далеко на автобусе, и когда в это время идет дождь. Мне приятно, когда я приезжаю в Лагань. Не доезжая до Лагани, выйдя из машины, я дышу воздухом. Там стоит илистый камышовый запах, смешанный со степным, нигде так не пахнет в Калмыкии, как там.
...
Савр Катаев - о родной Лагани
Я люблю лето больше, чем зиму, мне не нравится зима вообще, я люблю жару больше, чем холод. Еще мне нравится, когда у всех все хорошо, все счастливы и довольны. Люблю шашлыки и посиделки с друзьями, как и все наверное.
Для многих посиделки - это отдушина.
— Отдушина, да. Я вообще редко вижусь с друзьями, особенно из-за коронавируса в последнее время, но те встречи, которые происходят у нас, всегда приятны. Радуюсь событиям, связанным с приглашением куда-либо. Меня сейчас пригласили в Бурятию, и я хожу весь день, думая о том, что я там покажу, что мне надо будет сказать на бурятском, распланировал что-то.

В основном мои мысли погружены в творчество, ни дня без него. Единственное место, где я без музыки - это машина, не люблю там музыку слушать.
Какие качества вы культивируете в себе и уважаете в других людях?
— Честность и прямоту. Я не люблю людей, которые в лицо тебе говорят одно, а за спиной другое. Многие знают, что я никогда не говорю за спиной плохого. Это только порождает интриги и заговоры, лучше откровенно и честно поговорить с человеком один на один. Всегда нужен диалог.
Амуланга Антонова